Слово является одновременно и знаком мысли говорящего

§ 3. Смысловая структура слова

и четырёхсторонний знак. Язык одновременно есть и инструмент для познающего мышления. Язык как система материальных знаков является только импульсом, возбуждающим у говорящего и слушающего сходную мысль. Мы учимся не от звучащих слов, а от самих вещей. и внутреннее научение сутью дела является почти одновременно с напоминанием говорящего, и порядок в мир, начинает смотреть на слово «как на посторонний и произвольный знак». в понятие; в понятиях, не в образах движется развитая мысль. Слово является одновременно и знаком мысли говорящего, и признаком всех прочих психологических переживаний, входящих в задачу и намерение .

Однако легко заметить, что далеко не все типы слов выполняют номинативную, или дефинитивную, функцию. Ее лишены все служебные слова, в смысловой структуре которых преобладают чисто грамматические значения и отношения.

§ 3. Смысловая структура слова

Номинативная функция чужда также междометиям и так называемым "вводным" словам. Кроме того, местоименные слова, хотя и могут быть названиями, но чаще всего являются эквивалентами названий. Таким образом, уже при анализе вещественных отношений слова резко выступают различия между разными структурно-семантическими типами слов.

Переход от номинативной функции словесного знака к семантическим формам самого слова обычно связывается с коммуникативной функцией речи.

В процессе речевой коммуникации вещественное отношение и значение слова могут расходиться. Особенно ощутительно это расхождение тогда, когда слово не называет предмета или явления, а образно его характеризует например: В этом плане слово выступает как система форм и значений, соотносительная с другими смысловыми единицами языка. Вне зависимости от его данного употребления слово присутствует в сознании со всеми своими значениями, со скрытыми и возможными, готовыми по первому поводу всплыть на поверхность.

Но, конечно, то или иное значение слова реализуется и определяется контекстом его употребления. В сущности, сколько обособленных контекстов употребления данного слова, столько и его значений, столько и его лексических форм; при этом, однако, слово не перестает быть единым, оно обычно не распадается на отдельные слова-омонимы.

Семантической границей слова является омоним. Слово как единая система внутренне связанных значений понимается лишь в контексте всей системы данного языка. Внутреннее единство слова обеспечивается не только единством его фонетического и грамматического состава, но и семантическим единством системы его значений, которое, в свою очередь, определяется общими закономерностями семантической системы языка в целом.

Язык обогащается вместе с развитием идей, и одна и та же внешняя оболочка слова обрастает побегами новых значений и смыслов. Когда затронут один член цепи, откликается и звучит целое. Возникающее понятие оказывается созвучным со всем тем, что связано с отдельными членами цепи до крайних пределов этой связи. Способы объединения и разъединения значений в структуре слова обусловлены семантической системой языка в целом и отдельных его стилей.

Изучение изменений в принципах сочетания словесных значений в "пучки" не может привести к широким обобщениям, к открытию семантических законов - вне связи с общей проблемой истории общественных мировоззрений, с проблемой языка и мышления.

При иной точке зрения "само значение слова продолжало бы оставаться темным и непонятным без восприятия его самого в общем комплексе всего миропонимания изучаемой эпохи" [36]. Русскому как и другому национальному языку свойственна своеобразная система образования и связи понятий, их группировки, их расслоения и их объединения в "пучки", в комплексные единства.

Объем и содержание обозначаемых словами понятий, их классификация и дифференциация, постепенно проясняясь и оформляясь, существенно и многократно видоизменяются по мере развития языка. Они различны на разных этапах его истории. Характерной особенностью русского языка является тенденция к группировке слов большими кучками вокруг основных центров значений. Слово как система форм и значений является фокусом соединения и взаимодействия грамматических категорий языка. Ни один язык не был бы в состоянии выражать каждую конкретную идею самостоятельным словом или корневым элементом.

Конкретность опыта беспредельна, ресурсы же самого богатого языка строго ограничены. Язык оказывается вынужденным разносить бесчисленное множество значений по тем или другим рубрикам основных понятий, используя иные конкретные или полуконкретные идеи в качестве посредствующих функциональных связей. Поэтому самый характер объединения лексических и грамматических значений в строе разных типов слов неоднороден. Например, в формальных, связочных словах как предлоги и союзы грамматические значения составляют сущность их лексической природы.

Структура разных категорий слов отражает разные виды отношений между грамматикой и лексикой данного языка. В языках такого строя, как русский, нет лексических значений, которые не были бы грамматически оформлены и классифицированы. Понятие бесформенного слова к современному русскому языку неприложимо.

Поскольку, однако, грамматические отношения имеют определенное выражение, в употреблении такого языка существует грамматика собственно без грамматических форм" [37].

Website is not available

Тому же учил Потебня. Итак, понятие о слове как о системе реальных значений неразрывно связано с понятием грамматических форм и значений слова.

Game Theory: Who is W.D. Gaster? (Undertale)

Лексические значения слова подводятся под грамматические категории. Слово представляет собою внутреннее, конструктивное единство лексических и грамматических значений. Определение лексических значений слова уже включает в себя указания на грамматическую характеристику слова. Грамматические формы и значения слова то сталкиваются, то сливаются с его лексическими значениями. Эту тесную связь, это глубокое взаимодействие лексических и грамматических форм и значений подчеркивали в последнее время все крупнейшие лингвисты, особенно настойчиво Шухардт [38], Н.

Белич О jезичкоj природи и jезичком развитку. Семантические контуры слова, внутренняя связь его значений, его смысловой объем определяются грамматическим строем языка.

Понятно, что семантический объем слова, и способы объединения значений различны в словах разных грамматических категорий. Так, смысловая структура глагола шире, чем имени существительного, и круг его понятий подвижнее. Еще более эластичны значения качественных прилагательных и наречий. Широта фразовых связей слова также зависит от его грамматической структуры. Различия в синтаксических свойствах слова, в особенностях его фразового употребления находятся в живой связи с различиями значений слова.

Шаховского "Два учителя или asinus asinum fricat": Ленского "Стряпчий под столом" []: Страшен в прозе и в стихах [41]. Вяземского в "Старой записной книжке" анекдот о моряке и царице Екатерине: По рассеянию случилось, что, проходя мимо его, императрица три раза сказала ему: Само собой разумеется, что семантическое развитие языка находится в зависимости от лексического и морфологического инвентаря его, инвентаря основ-корней, словообразовательных элементов и грамматических категорий.

Пути семантической эволюции слов нередко определяются законами развития морфологических категорий. Покровский еще в ранней своей диссертации "Семасиологические исследования в области древних языков" [43] выставил такой тезис: Известно, что слово, принадлежащее к кругу частей речи с богатым арсеналом словоизменения, представляет собой сложную систему грамматических форм, выполняющих различные синтаксические функции.

Отдельные формы могут отпадать от структуры того или иного слова и превращаться в самостоятельные слова например, формы существительного становятся наречиями. Грамматическими законами определяются приемы и принципы связи и соотношения морфем в системе языка, способы их конструктивного объединения в слова. Сдвиг в формах словообразования изменяет всю систему лексики. Грамматические формы и отношения между элементами языковой системы определяют грань, отделяющую слова, которые представляются произвольными, не мотивированными языковыми знаками, от слов, значения которых более или менее мотивированы.

Мотивированность значений слов связана с пониманием их строя, с живым сознанием семантических отношений между словесными элементами языковой системы. Между двумя крайними точками - наименьшей организованностью и наименьшей произвольностью - обретаются всевозможные разновидности" [45].

Различия между мотивированными и немотивированными словами обусловлены не только грамматическими, но и лексико-семантическими связями слов.

Free hosting has reached the end of its useful life

Тут открывается область новых смысловых отношений в структуре слова, область так называемых "внутренних форм" слова. Гумбольдтом и Штейнталем, называют способ представления значения в слове, "способ соединения мысли со звуком".

Слово как творческий акт речи и мысли, - учит Потебня, - включает в себя, кроме звуков и значения, еще представление или внутреннюю формуиначе "знак значения". Представление - "непременная стихия возникающего слова". Слово с живым представлением - образное, поэтическое слово. Марти, внутренняя форма слова есть "сопредставление", или "созначение", которое образует посредствующее звено между звуками и значениями. Это - образный способ выражения того или иного значения, обусловленный психологическими или культурно-историческими особенностями общественной среды и эпохи [48].

Внутренняя форма слова ни в какой мере не совпадает со значением слова ср. Ведь "язык состоит, наряду с уже оформленными элементами, главным образом из методов продолжения работы духа, для которой язык предначертывает путь и форму" [49].

Во "внутренних формах" слова отражается "толкование действительности, ее переработка для новых, более сложных, высших целей жизни" [50]. С этим кругом смысловых элементов слова связаны и сложные словесные композиции поэтического творчества. Они обусловлены свойственным языку той или иной эпохи, стилю той или иной среды способом воззрения на действительность и характером отношений между элементами семантической системы.

Выбор той или иной "внутренней формы" слова всегда обусловлен идеологически и, следовательно, культурно-исторически и социально. Легко заметить, что "внутренние формы" в разных категориях слов проявляются по-разному. На такие типы слов, как слова служебные, слова модальные, до сих пор понятие внутренней формы, в сущности, и не распространялось, хотя в их образовании и употреблении сказывается громадная роль внутренних форм.

Во внутренних формах слова выражается не только "толкование действительности", но и ее оценка. Слово не только обладает грамматическими и лексическими, предметными значениями, но оно в то же время выражает оценку субъекта - коллективного или индивидуального.

Само предметное значение слова до некоторой степени формируется этой оценкой, и оценке принадлежит творческая роль в изменениях значений. Экспрессивная оценка нередко определяет выбор и размещение всех основных смысловых элементов высказывания.

Слово переливает экспрессивными красками социальной среды. Отражая личность индивидуальную или коллективную субъекта речи, характеризуя его оценку действительности, оно квалифицирует его как представителя той или иной общественной группы. Экспрессия всегда субъективна, характерна и лична - от самого мимолетного до самого устойчивого, от взволнованности мгновения до постоянства не только лица, ближайшей его среды, класса, но и эпохи, народа, культуры.

Предметно-логическое значение каждого слова окружено особой экспрессивной атмосферой, колеблющейся в зависимости от контекста.

Выразительная сила присуща звукам слова и их различным сочетаниям, морфемам и их комбинациям, лексическим значениям. Слова находятся в непрерывной связи со всей нашей интеллектуальной и эмоциональной жизнью. Слово является одновременно и знаком мысли говорящего, и признаком всех прочих психологических переживаний, входящих в задачу и намерение сообщения.

Экспрессивные краски облекают значение слова, они могут сгущаться под влиянием эмоциональных суффиксов. Экспрессивные оттенки присущи грамматическим категориям и формам. Они резко выступают и в звуковом облике слов, и в интонации речи. Легко привести примеры экспрессивного напряжения слова при посредстве осложненных суффиксальных образований.

Писарева в статье "Генрих Гейне": Экспрессивная насыщенность выражения зависит от его значения, от внушительности его внутренней формы, от степени его смысловой активности в общей духовной атмосфере данной среды и данного времени [54]. Bally "Le language et la vie",описывая борьбу двух тенденций в языке - интеллектуальной и экспрессивной, так разграничивает сферы и направление их действия: Но в самих грамматических, особенно синтаксических, категориях также заложены яркие средства экспрессивного выражения.

Достаточно напомнить о тех тонких экспрессивных красках и нюансах, которые создаются употреблением - прямым и переносным - глагольных категорий времени, наклонения, лица или таких общих грамматических категорий, как род и число. Логический идеал всякой грамматики - это иметь одно выражение для каждой отдельной функции и только одну функцию для каждого выражения. Если бы этот идеал был осуществлен, язык имел бы такие же точные очертания, как алгебра Но фразы - не алгебраические формулы.

Аффективный элемент обволакивает и окрашивает логическое выражение мысли" [55]. Толкование в узком смысле является лишь одной, хотя и главной частью полного семантического описания.

Значение слова атомарно, то есть оно разложимо на ряд семантических признаков, среди которых, по мнению Д. Шмелева, выделяются категориальные, дифференциальные, интегральные и ассоциативные в других концепциях количество выделяемых типов сем обычно увеличивается.

Важно максимально полно определить число образующих значение сем, выявить их статус и специфику взаимосвязей. В последние годы особое внимание специалистов привлекают периферийные компоненты семантики слова — факультативные, ассоциативные, вероятностные, слабые, коннотативные семы.

Все это позволяет представить значение слова как поле. Важный источник сведений о компонентном составе слова — толковые словари.

Одной из частей семантического описания является коннотация, или семантическая ассоциация. Обычно коннотацией называются дополнительные элементы значения определенного типа — экспрессивные, стилистические, оценочные.

В соответствии с таким пониманием выражением коннотаций можно считать стилистические пометы, используемые в толковых словарях. Коннотация во многом обусловлена языковой и культурной спецификой. В языке есть случаи трудно формализуемых представлений о предмете или явлении. При этом используется сочетание семантическая аура слова, подчеркивающее трудноуловимость, неформализуемость и немотивированность невыводимость из семантики коннотативной информации о слове.

Слово не только обладает грамматическими и лексическими, предметными значениями, но оно в то же время выражает оценку субъекта — коллективного или индивидуального. Само предметное значение слова до некоторой степени формируется этой оценкой, и оценке принадлежит творческая роль в изменениях значений.

Экспрессивная оценка нередко определяет выбор и размещение всех основных смысловых элементов высказывания. Языком человек не только выражает что-либо, он им выражает также и самого. Слово переливает экспрессивными красками социальной среды. Отражая личность индивидуальную или коллективную субъекта речи, характеризуя его оценку действительности, оно квалифицирует его как представителя той или иной общественной группы.

Этот круг оттенков, выражаемых словом, называется экспрессией слова, его экспрессивными формами. Экспрессия всегда субъективна, характерна и лична — от самого мимолетного до самого устойчивого, от взволнованности мгновения до постоянства не только лица, ближайшей его среды, класса, но и эпохи, народа, культуры. Предметно-логическое значение каждого слова окружено особой экспрессивной атмосферой, колеблющейся в зависимости от контекста.

Выразительная сила присуща звукам слова и их различным сочетаниям, морфемам и их комбинациям, лексическим значениям. Слова находятся в непрерывной связи со всей нашей интеллектуальной и эмоциональной жизнью. Слово является одновременно и знаком мысли говорящего, и признаком всех прочих психологических переживаний, входящих в задачу и намерение сообщения.

Все многообразие значений, функций и смысловых нюансов слова сосредоточивается и объединяется в его стилистической характеристике. Стилистическая сущность слова определяется его индивидуальным положением в семантической системе языка, в кругу его функциональных и жанровых разновидностей письменный язык, устный язык, их типы, язык художественной литературы и.

Дело в том, что развитой язык представляет собою динамическую систему семантических закономерностей, которыми определяются соотношения и связи словесных форм и значений в разных стилях этого языка. И в этой системе смысловых соотношений функции и возможности разных категорий слов более или менее очерчены и индивидуализированы. Индивидуальная характеристика слова зависит от предшествующей речевой традиции и от современного соотношения смысловых элементов в языковой системе и в ее стилевых разновидностях.

В этом плане слова и их формы получают новые квалификации, подвергаются новой группировке, новой дифференциации, распадаясь на будничные, торжественные, поэтические, прозаические, архаические и. Эта стилистическая классификация слов обусловлена не только индивидуальным положением слова или соответствующего ряда слов в семантической системе литературного языка в целом, но и функциями слова в структуре активных и живых разновидностей, типов этого языка.

Эти различные лексические и грамматические слои в каждой системе языка также подвергаются переоценке и приспособляются к живой структуре литературных стилей. От значений слова необходимо отличать его употребление. Употребление не равноценно значению, и в нем скрыто много смысловых возможностей слова там.

В современном русском языке при образовании новых слов важную роль играют внелингвистические причины. Как известно, значения производных слов по-разному соотносятся с компонентами значений производящих. При лексикографическом представлении необходимо вычленить, описать и определить тот семантический элемент, который непосредственно участвует в преобразовании смысловой структуры слова и связывает производное наименование с исходным.

Общий для двух номинативных единиц, производящей и производной, семантический элемент, входит в денотативное ядро, одинаково релевантен для исходного и производного значений и фиксируется в словарных дефинициях как в деривате, так и в исходном существительном.

Телия, слова со связанным значением — это особые номинативные единицы. Они способны указывать на обозначаемые явления только при посредстве другого слова или ряда слов, играющих роль опорного наименования в сочетаниях, где реализуется связанное значение слова.

Все вышесказанное свидетельствует о необходимости в настоящее время создания принципиально новых, исчерпывающих в плане семантического описания номинативных единиц, словарей русского языка. Язык представляется продуктом развивающегося общества.